بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Ливан после Таифского соглашения вновь возвращается к сектантским смутам

В прошлом мусульмане на этой земле жили полноценной исламской жизнью, так как находились под правлением Османского Халифата. Тогда Ливан считался частью Шама, частью единых земель Ислама. Так же и немусульмане проживали на этих землях как подданные Османского государства, будучи зиммиями. Они жили, подчиняясь общей системе исламского правления, и в то же время имели право исповедовать свои религиозные убеждения, согласно своим законам заключать браки и разводиться, наследовать имущество, есть и пить согласно своей религии   — всё это было учтено и исполняемо на практике согласно т.н. «османской системе общин». Не было в ту эпоху проблемы под названием «меньшинства». Такой была жизнь во всех провинциях Исламского Государства.

Когда же Османское государство начало слабеть, европейские государства пожелали вмешаться в его внутренние дела, используя неисламский сегмент на его территории, дабы посредством него расшатать внутреннюю стабильность страны. Они начали создавать политические образования на территории Османского государства, после чего заявили о своей обязанности эти образования защищать, попутно разжигая ссоры и конфликты между ними, дабы началась сектантская война, которая создаст политическую причину для этих государств, чтобы вмешаться в происходящее. Европейские государства распределили между собой роли: какое государство будет официально защищать ту или иную секту. В Ливане маронитов стала поддерживать Франция, католиков   — Австрия, православных   — Россия, а друзов   — Британия. Потом с подачи этих государств начались сектантские восстания, погромы и распри. Этим самым европейские государства смогли создать ряд проблем Халифату, вынужденному установить в Ливане систему двух т.н. «каймаканов» (средние административные единицы), действовавших с 1843 по 1860   гг. Северный каймакан был отдан под управление маронитов, а южный   — под управление друзов. Этот период был прозван в истории периодом смут, который закончился крупной резнёй в 1860   г. между этими двумя сектами. После между Османским государством и государствами Европы было подписано соглашение о создании «Системы Мутасаррифат» (административная система для автономной области внутри Османского государства), простоявшей в Ливане вплоть до конца Первой мировой войны   — с 1861 по 1919   гг. Губернатор Мутасаррифата хоть и был христианином, но не был ливанцем, к тому же, он подчинялся напрямую османскому султану, а значит, правление в Ливане не было схоже с современным. Тем не менее, такая система предоставила европейским государствам возможность непосредственного вмешательства во внутренние дела Ливана под предлогом защиты конфессиональных групп. Этот Мутасаррифат европейцы назвали «Малым Ливаном». Затем настал этап французского мандата в Ливане с 1920 по 1943   гг. За это время весь регион Ближнего Востока кроили и перекраивали множество раз согласно договору Сайкс–Пико, и в 1920   г. было объявлено об установлении «Великого Ливана» с его современными границами. В связи с созданием такого государства нужно было учитывать местные конфессиональные группы при распределении мест в советах, но не вручая конкретным группам решающих должностей. По этой причине православный Чарльз Деббас стал президентом республики, а после него им стал англиканец Айюб Сабит, а значит, марониты тогда так и не добрались до власти. Затем наступил т.н. «период независимости», длящийся с 1943   г. по сегодняшний день. Прошло время, отношения между группами утряслись, и негласной традицией стало, что президентом республики назначается маронит, премьер-министром   — суннит, а спикером парламента   — шиит. Введённая сектантская квота подразумевала передачу 7 мест в государственных институтах христианам и 6 мест   — мусульманам. Затем в Ливане произошли события 1958   г., а потом гражданская война 1975   г. Эта война завершилась подписанием «Таифского соглашения» (соглашения сект) в 1989   г, согласно которому было одобрено равное распределение мест между мусульманами и христианами в правительстве и парламенте Ливана, а также в чиновничьих постах первого эшелона. Ныне жители Ливана живут во время действия этого соглашения, у некоторых пунктов которого необходимо остановиться после предоставленного выше краткого описания предшествующих событий:

      Мусульмане обязаны требовать установления в Ливане той системы правления, которая была ранее, т.е. стать частью объединяющего Исламского государства Халифат. Также они должны действовать над возвращением немусульман обратно в положение зиммиев при Исламском Государстве. Это единственное положение, отвечающее нормам Шариата, которым доволен Аллах.

      Проживание в структуре ливанского режима никогда не стабилизирует жизнь мусульман, как и немусульман. Это уже стало аксиомой после событий, связанных с многочисленными вмешательствами Запада во внутренние дела этой земли. Запад как раньше вмешивался, так и сегодня это делает. Из-за его вмешательств происходили все восстания, погромы и сектантские распри одна за другой в 1840   г., 1860   г., 1920   г., 1943   г., 1958   г., гражданская война 1975–1989   гг., закончившаяся подписанием Таифского соглашения... Сегодня же есть те, кто желает навязать это соглашение и на будущие годы. Текст данного соглашения порождает сектантские взгляды и политическую напряжённость, вызывает реваншистские настроения среди каждой религиозной группы, чему мы были свидетелями в последнее время. Именно в таком положении продолжит оставаться Ливан.

      Лозунг о том, что Ливан   — это родина, границы которой никогда не изменятся   — ложь. Нет ни одного государства в мире, границы которого никогда не меняются. Ливан прошёл период двух каймаканов, период Мутасаррифата, затем вошёл в период «Великого Ливана», потом в период Таифских соглашений, а теперь появились и те, кто помышляет об установлении в Ливане нового правящего режима...

      Кто живёт в таком русле, убеждён, что лояльность в первую очередь должна проявляться к своей религиозной группе, а не к родине. Сегодня мы видим, как некогда сильные патриотические лозунги уже не находят былой поддержки в обществе, а значит, готовы рухнуть при первом же потрясении.

      Изменение облика режима происходит в виде кризисов и внутренних восстаний одних религиозных групп против других, что разрушает страну и приводит одну группу к главенству над другой. Это   — одна из причин, по которой правление в Ливане так и не стабилизируется, а значит, у местных жителей не будет спокойной жизни.

      Ливан   — как страна, собранная из сект   — обречён породить несостоятельное общество, потому как оно будет исповедовать противоречивые чувства и идеи... люди попросту не станут сотрудничать друг с другом, а ведь в основе общество объединяется и стремится сохранить своё государство, когда исповедует одни идеи и чувства, из-за чего работает над общими интересами, едиными для всех.

      За каждой попыткой изменений в Ливане стоит иностранное государство, желающее реализовать в нём свои интересы, для чего стремится привести к правлению лояльную ей религиозную группу. Из-за этого Ливан оказывается зависимым от действий других государств и подвержен их вмешательству. У каждой религиозной группы есть свои заграничные спонсоры, с подачи которых происходят конфликт одной группы с другой. Если одна группа приходит к власти, то всегда за счёт вытеснения второй.

Теперь мы подошли к современным реалиям жизни в Ливане. Нужно понимать, что его нынешний внешний и внутренний виды   — не окончательные, тем более, если учесть, что иностранные государства руководят внутренней политикой Ливана и настроениями его провинций. Сегодня в Ливане возвышается религиозная группа шиитов, за которой стоит Иран, считающий, что в отношение него поступили несправедливо по всем политическим вопросам, считающий, что сейчас настало крайне подходящее время для реализации его интересов под лозунгом шиитского большинства в Ливане. Иран желает разделить власть в Ливане между тремя категориями населения   — христианами, суннитами и шиитами, хотя до этого она была разделена между христианами и мусульманами. До Таифского соглашения у руля в Ливане стояли марониты. После соглашения у руля стали сунниты. Теперь же Иран хочет привести к управлению в Ливане шиитов. Что же касается прочих христиан, то они желают вернуть свои утраченные права и хотят самим встать во главе власти в Ливане.

Текущая политическая обстановка в Ливане такова, что у «Хизбаллы» (партии Ирана в Ливане) появилось достаточно сил, чтобы сыграть политическую роль в стране. «Хизбалла» выполняет указания Ирана в Ливане   — Ирана, играющего свою роль по указанию Америки. «Хизбалла» исполняет роль помощника сирийского режима и борется против суннитов, считая их сторонниками восстания против сирийского режима. Соответственно, сунниты в Ливане переживают время максимального упадка своих сил, чему также способствует слабая политика суннитского лидера Саада Харири, за которым стоит упадочное региональное государство Саудовская Аравия... Вместе с тем «Свободное патриотическое движение» Ливана официально считает себя союзником сирийского режима и «Хизбаллы». Оно считает, что сегодня подходящее время для того, чтобы марониты подняли свои политические требования, особенно если учитывать, что вооружённые силы Ливана сейчас стоят в стороне. Однако «Свободное патриотическое движение» не имеет ясного понимания реальности и не может составить конкуренции «Хизбалле»... Соответственно, для шиитов и маронитов в Ливане сегодня существует прекрасная возможность изменить облик государства и достичь каждой группе своих интересов... Шииты желают разделить власть в Ливане на три части «шииты–сунниты–христиане», а марониты (христиане) желают вернуть свои права, украденные у них суннитами. Что шииты, что марониты едины только в том, чтобы пододвинуть суннитов на последнюю третью ступень, а самим бороться между собой за первые и вторые места.

Тенденцию к такому развитию событий задали и развили заявления и действия ответственных чиновников Ливана. В авангарде подобных заявлений встал Джебран Басиль, который заявил, что Таифские соглашения ущемили права христиан. Он считает, что настало время вернуть права христиан, в связи с чем 31   мая во время дискуссии с представителями суннитов в Западном Бекаа он заявил: «Я не обязан никого убеждать. Политический суннизм пришёл на место трупа политического маронизма и отнял права христиан, а значит, возвращение этих прав   — вполне нормальное явление».

Реакция суннитской группы была выражена в аналогичных заявлениях. Такие главы суннитов, как Наджиб Микати, Фуад Синьора и Таммам Салам, провели срочное собрание, окончившееся ответом шейха Абд аль-Лятифа Дирьяна, как религиозного авторитета в стране, заявившего, что посту и интересам премьер-министра Ливана был нанесён урон.

Одновременно иранская сторона стремится распространить своё политическое влияние и пробиться на политическую арену, возвысившись над всеми остальными религиозными группами по принципу: что моё   — то моё, а что твоё   — то наше. Иран сам признаётся, что смог пробиться на политической арене Ливана в союзе с Мишелем Ауном, лидером христиан, который помог ему «выбить» для шиитской группы часть из шести мест, ранее занимаемых суннитами, а шиитская группа помогла маронитам вытеснить друзов. Наглядным примером стало удивительное распределение мест, выраженное в попытке поставить Арслана Никая на место Валида Джамбулата, лидера друзов, у которого сохраняются напряжённые отношения с сирийским режимом, «Хизбаллой» и «Свободным патриотическим движением». Джамбулат всеми силами старается не допустить продвижения их планов. Когда Басиль решил навестить район проживания друзов под предлогом встречи Талала Арслана и Ваима Ваххаба, Джамбулат расценил это как решающую попытку своих противников пробить брешь в его позициях. По этой причине он резко преградил им путь и не дал распространить своё влияние, не позволив отнять у себя лидерство. Джамбулат понимает международную игру, развернувшуюся за Ливан, отчего старается возглавлять секту друзов не только в Ливане, но и во всём регионе. В контексте своей политики он ясно выступил против вербовки сирийских друзов в сирийскую армию для подавления революции. Он открыто выступил против сирийского режима (и против Башара Асада   — в частности). Джамбулат лучше других знает, что Америка желает провести изменения в регионе и навязать новый режим, поэтому Джамбулат стремится защитить всю свою секту. Для этой цели он посетил Москву, требуя безопасности для друзов в Сирии и Ливане. Не стоит также забывать, что советник Нетаньяху также заявил, что еврейское государство желает создать у своих границ новое политическое образование, более слабое, чем «Израиль», которое бы защищало его, и складывается впечатление, что имелось в виду небольшое государство друзов, которое бы прикрывало собой евреев от соседей.

Из позиции, занятой «Хизбаллой», видно, что она против перемен, но «Хизбалла» считает, что останавливать Таифские соглашения сегодня ещё не время из-за формата текущих американо-иранских отношений, в связи с которыми Америка официально признаёт «Хизбаллу» террористической организацией, имеющей военное и политическое крылья. По всем этим причинам «Хизбалла» привыкла занимать позицию сдерживания, хотя одновременно с этим не желает пробудить суннитского джинна из лампы и разжечь суннито-шиитское противостояние, которые выльется за пределы Ливана по всему региону. Поэтому «Хизбалла» старается стоять в стороне и показывается лишь время от времени, чтобы напомнить о своей силе, как это произошло в доме Ваима Ваххаба или после инцидента в районе Кабршмун, когда «Хизбалла» мобилизовала крупные силы. «Хизбалла» считает, что может добиться желаемого и распространить влияние в Ливане, не погружая страну в гражданскую войну. Она считает, что для этого ей достаточно сесть за стол переговоров и навязать всем сторонам то, что она желает, однако не сейчас, а потом, когда стихнет буря американского недовольства. А пока она занимается тем, что подготавливает Ливан для себя, а в нужный момент возьмёт в нём власть.

Недавние события показали, что все конфессиональные стороны в Ливане живут в предчувствии грядущих перемен. Стали говорить о проекте предоставления гражданства сирийским беженцам и беженцам из Палестины в Ливане, чтобы повысить напряжённость в обществе. Эти слухи подтвердила министр внутренних дел Ливана Рая Хаффат эль-Хассан, заявив на телепередаче «Вместе с Мерсалом Ганимом», что подобный проект и вправду существует, сказав: «К сожалению, мы будем вынуждены подписать этот документ. Это действие повлияет на политические фракции маронитов и шиитов, потому как большинство из беженцев, которым будет выдано гражданство, являются суннитами. Это создаст дисбаланс в Ливане в пользу суннитов. Скорее всего, христиане и шииты согласятся только с пропорциональным поселением в Ливане суннитов, так, чтобы были заселены христиане и шииты из Сирии и Ирака тоже».

На самом деле, не множество представителей той или иной группы решает судьбу Ливана, а решает её позиция сверхдержавы, контролирующей Ливан. Ранее этой державой была Франция, она решала дела внутри Ливана под предлогом защиты местных христиан, в связи с чем передала им власть в стране. Аналогично поступила Америка в Ираке, решив, что шииты представляют большинство, отчего и передала им правление в нём. Сегодня Америка давит лицом в грязь все международные политические понятия, способствуя геноциду сирийского народа, лишь бы сохранить местный правящий режим, следующий её указаниям. Точно так же она помогает ас-Сиси в Египте и Военному Совету в Судане подавлять свои народы, т.к. местные режимы   — марионетки США. Это значит, что сверхдержавы не считаются с населением колонизированных стран... У Америки   — свои агенты в регионе, и она желает, чтобы в подконтрольных ей странах всё было тихо и гладко.

Т.к. вопрос с переменами в Ливане сегодня находится в руках Америки, а не какого-то иного государства, то она будет толкать Ливан в том направлении, в котором выгодно ей, и не позволит никому иному вмешиваться в этот процесс. Ливанская газета «Джумхурия» завила о том, что США и Франция посредством дипломатических и военных каналов сошлись во мнении, что события в Сирии, Иране и «Израиле» не должны отражаться на стабильности Ливана, потому как стабильность в Ливане устраивает все государства, включая Китай и Россию, а поэтому никакой стороне не дозволено использовать ливанскую арену как площадку для выяснения отношений... Также газета «Джумхурия» сообщила о том, что государства ЕС на своей ежемесячной встрече обсудили ситуацию в Ливане и сошлись во мнении о существовании некоторых проблем в районе Кабршмуна, в связи с чем Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини заявила: «ЕС требует, чтобы не было никакого иностранного вмешательства во внутренние дела Ливана... Мы считаем, что нельзя генерировать конфликты в Ливане, принимать в них участие и развивать их. Ливан должен остаться изолированным от конфликтов в соседних государствах». Поэтому ожидается, что изучение событий в Кабршмуне не приведёт к тому, что государства поменяют свою позицию относительно Ливана и захотят изменить его облик. Однако каждая сторона готовится к этому дню. В тот день Америка заявит о своём политическом решении относительно всего региона, и тогда все остальные поспешат сделать всё, лишь бы угодить ей и урвать себе кусок пирога.

Таков истинный Ливан, где сектантские кризисы и смуты не стихают... Но если бы конфликтующие стороны в Ливане знали эту истину, то смогли бы отвернуть от себя беды, сыплющиеся на них каждый день... С этими бедствиями может покончить только Исламское Государство, система которого справедлива, ибо от Аллаха. Тогда бы все жители Ливана пользовались благами этого государства, как мусульмане, так и немусульмане. К справедливости Исламского Государства относится то, что оно оставляет своих граждан исповедовать ту религию, которую они уже исповедуют, и жить в защищённости. Тогда люди увидят справедливость Ислама воочию, и Аллах раскроет их сердца для милости прямого пути, они уверуют, ин ша Аллах, и заслужат Рай, получив двойную награду. Сказал Всевышний:

۞وَلَقَدۡ وَصَّلۡنَا لَهُمُ ٱ لۡقَوۡلَ لَعَلَّهُمۡ يَتَذَكَّرُونَ٥١ ٱ لَّذِينَ ءَاتَيۡنَٰهُمُ ٱ لۡكِتَٰبَ مِن قَبۡلِهِ ۦ هُم بِهِ ۦ يُؤۡمِنُونَ٥٢ وَإِذَا يُتۡلَىٰ عَلَيۡهِمۡ قَالُوٓاْ ءَامَنَّا بِهِ ۦٓ إِنَّهُ ٱ لۡحَقُّ مِن رَّبِّنَآ إِنَّا كُنَّا مِن قَبۡلِهِ ۦ مُسۡلِمِينَ٥٣ أُوْلَٰٓئِكَ يُؤۡتَوۡنَ أَجۡرَهُم مَّرَّتَيۡنِ بِمَا صَبَرُواْ وَيَدۡرَءُونَ بِ ٱ لۡحَسَنَةِ ٱ لسَّيِّئَةَ وَمِمَّا رَزَقۡنَٰهُمۡ يُنفِقُونَ٥٤

«Мы довели до них Слово, чтобы они могли помянуть назидание. Те, кому Мы прежде даровали Писание, уверовали в него (Коран). Когда им читают его, они говорят: «Мы уверовали в него! Это   — истина от нашего Господа. Мы и прежде были мусульманами». Они получат свою награду в двойном размере за то, что были терпеливы. Они отвращают зло добром и расходуют из того, чем Мы наделили их» (28:51–54).