Собирание Корана

 

Благодаря, несомненно, достоверному доказательству известно, что когда Пророк (с.а.с.) покинул этот мир, весь Коран был записанным на лоскутах, на широких костях, голых пальмовых ветвях и плоских камнях. Кроме того, сподвижники знали весь Коран наизусть. Как только ниспосылался аят или несколько аятов, Посланник (с.а.с.) приказывал немедленно записывать их в его присутствии. Помимо того, что он диктовал Коран писцам, записывающим откровения, он не запрещал записывать Коран и другим мусульманам. Имам Муслим вывел от Абу Саида Худрий хадис, в котором Посланник (с.а.с.) говорит: «Не записывайте от меня. Тот, кто записал от меня что-либо помимо Корана, пусть уничтожит это» . То, что записывали писцы, записывающие откровения, было собранно на листах. Об этом Всевышний Аллах говорит:

  رَسُولٞ مِّنَ ٱ للَّهِ يَتۡلُواْ صُحُفٗا مُّطَهَّرَةٗ ٢

«Посланник от Аллаха, который читает чистые листы» (98:2), т.е. читает листы, чистые ото лжи, в них прямые писания, категорично утверждающие истину и справедливость.

  كَلَّآ إِنَّهَا تَذۡكِرَةٞ ١١   فَمَن شَآءَ ذَكَرَهُ ۥ ١٢ فِي صُحُفٖ مُّكَرَّمَةٖ ١٣   مَّرۡفُوعَةٖ مُّطَهَّرَةِۢ ١٤   بِأَيۡدِي سَفَرَةٖ ١٥   كِرَامِۢ بَرَرَةٖ ١٦

«Нет же, воистину, это — Напоминание. Пусть же тот, кто хочет, разумеет его. В чтимых листах, возвышенных, очищенных, руками писцов, благородных, добродетельных» (80:11–16), т.е. это напоминание достоверно существует в чтимых перед Аллахом страницах, возвышенных в своей степени, защищенных от рук шайтанов, и они написаны руками писцов богобоязненных. Поистине, Посланник Аллаха (с.а.с.) оставил после себя весь Коран записанным при своей жизни. Передается, что Абд аль-Азиз ибн Рафиа сказал: «Я и Шидад ибн Мукаль пришли к Ибн Аббасу, да будут доволен ими Аллах, и Шидад ибн Мукаль спросил его: «Оставил ли Пророк (с.а.с.) что-нибудь после себя». Ибн Аббас ответил: «Он оставил после себя только Коран»» . Абдульазиз ибн Рафиа сказал: «Я пришел к Мухаммаду ибн аль-Ханафийя, и мы спросили его о том же. Он ответил нам: «Он оставил после себя только Коран»» . Единодушие сподвижников Пророка (с.а.с.) гласит о том, что все аяты Корана в своих сурах, были записаны при жизни Пророка (с.а.с.), и их запись происходила сразу же, когда они ниспосылались путем Божественного Откровения, и что они были записаны на листах. Великий Посланник (с.а.с.) покинул этот мир, будучи спокойным за Коран и его великое чудо, которое предстало доказательством для арабов и всего мира. Он не испытывал тревогу за то, что аяты Корана могут быть утрачены, ибо Всевышний Аллах ясным текстом Корана сообщил о том, что Он взял на Себя сохранение этой Книги:

  إِنَّا نَحۡنُ نَزَّلۡنَا ٱ لذِّكۡرَ وَإِنَّا لَهُ ۥ لَحَٰفِظُونَ ٩

«Воистину, ниспослали Мы Напоминание (т.е. Коран), и воистину, Мы — Хранители его» (15:9).

Посланник (с.а.с.) был спокоен, ибо при своей жизни видел, как записывались эти аяты и заучивались наизусть сподвижниками, а также он позволил мусульманам записывать Коран. Поэтому после смерти Пророка (с.а.с.) сподвижники не испытывали потребности в том, чтобы собрать или записать Коран в виде одной книги. Так продолжалось до тех пор, пока в войнах против вероотступников не погибло большое количество хафизов (людей, знающих Коран наизусть). В результате этого Умар начал опасаться за то, что хафизы покинут этот мир, а некоторые листы Корана могут быть утеряны, и в итоге некоторые его аяты будут утрачены. Умар стал думать о собирании записанных листов. Он представил эту мысль Абу Бакру, и, таким образом, Коран был собран. От Убайда ибн ас-Сабика передается, что Зайд ибн ас-Сабит (р.а.) сказал: «Абу Бакр позвал меня, когда были убиты участники сражения Ямама, и в это время у него находился Умар. Абу Бакр (р.а.) сказал: «Ко мне пришел Умар и сказал: «В сражении Ямама погибло много чтецов Корана. Я опасаюсь, что в войнах погибнут чтецы Корана, и многое из Корана будет утрачено. Я полагаю, что тебе следует велеть собрать Коран». Абу Бакр сказал: «Как ты можешь делать то, чего не сделал Посланник Аллаха (с.а.с.)». Умар сказал: «Клянусь Аллахом, это добро». Умар продолжал обращаться ко мне с этой мыслью до тех пор, пока Аллах не раскрыл мою грудь для восприятия истинности этой мысли, и я усмотрел в этом деле то же, что и Умар» . Зайд сказал: «Абу Бакр сказал мне: «Поистине ты молодой, умный человек, которого мы ни в чем не обвиняем. Ты записывал Откровение при Посланнике Аллаха (с.а.с.). Собери Коран» . Зайд сказал: «Клянусь Аллахом, если бы мне поручили перенести какую-то гору, то это не было бы для меня более тяжелым, чем собирание Корана, которое он поручил мне». Я спросил: «Как вы можете делать то, чего не сделал Посланник Аллаха (с.а.с.)». Абу Бакр ответил мне: «Клянусь Аллахом, это добро». Абу Бакр продолжал обращаться ко мне с этим делом до тех пор, пока Аллах не раскрыл мою грудь для восприятия этого, также как Он раскрыл грудь Абу Бакру и Умару. Я начал собирать Коран, записанный на пальмовых ветвях и плоских камнях, и заученный наизусть людьми. Я собирал его до тех пор, пока не нашел у Абу Хазимы аль-Ансарийя завершение суры «Тауба», которое я больше ни у кого не нашел:

لَقَدۡ جَآءَكُمۡ رَسُولٞ مِّنۡ أَنفُسِكُمۡ عَزِيزٌ عَلَيۡهِ مَا عَنِتُّمۡ

«Пришел к вам Посланник из вашего же числа; горько ему, когда страдаете вы» (9:128), и до конца суры.

Собранные листы сначала хранились у Абу Бакра до конца его жизни. Потом они были у Умара, пока он не умер, и затем стали храниться у Хафсы, дочери Умара, да будет доволен им Аллах. Так, собирание Корана Зайдом не было записыванием Корана от хафизов. Он только собрал весь тот Коран, что был записан при Пророке (с.а.с.). Он прилагал один лист к другому только после того, как относительно представленного ему листа имелись два свидетеля, свидетельствующие о том, что данный лист был написан в присутствии Посланника Аллаха (с.а.с.). Более того, он принимал лист только в том случае, если в полной мере имелись два положения: 1) он должен быть записан у кого-либо из сподвижников, и 2) сподвижники должны знать его наизусть. И когда записанное и выученное наизусть, соответствовало листу, он принимал его, а в ином случае, нет. Поэтому он не стал принимать последние два аята суры «Тауба» пока не нашел их записанными у Абу Хазимы, хотя сам Зайд и те, кто помогали ему, знали их наизусть. От Яхья ибн Хатиба передается следующее: «Умар, поднявшись, сказал: «Кто получал от Посланника Аллаха (с.а.с.) что-либо из Корана, пусть принесет это». Они записывали это на листах, досках, голых пальмовых ветвях» . Далее Яхья говорит: «Он ни от кого не принимал, пока не свидетельствовали два свидетеля. Это указывает на то, что Зайд не довольствовался только лишь тем, что находил Коран записанным, пока не свидетельствовали те, кто, получали его устно, несмотря на то, что Зайд и сам знал Коран наизусть. Он делал это из чрезвычайной предосторожности» .

Собирание Корана было собиранием в одну книгу тех листов, которые были записаны перед Посланником Аллаха (с.а.с.). Коран был записан на листах, однако эти листы были раздельно друг от друга, и Абу Бакр собрал их всех в одном месте. Следовательно, Абу Бакр не записал Коран в одной книге, а собрал в одном месте те листы, которые были записаны в присутствии Посланника Аллаха (с.а.с.), и убедился в том, что это именно те листы, удостоверяя это свидетельством двух людей, свидетельствующих о том, что они были записаны в присутствии Пророка (с.а.с.), а также тем, что они записаны сподвижниками и выучены ими наизусть. При жизни Абу Бакра эти листы хранились у него. Потом они хранились у Умара. А после смерти Умара они, согласно его завещанию, хранились у матери правоверных Хафсы, дочери Умара. Из сказанного ясно то, что собирание Корана Абу Бакром было собиранием тех листов, которые были записаны в присутствии Пророка (с.а.с.), и что это не было составлением Корана. И знали наизусть именно эти листы, т.е. лоскуты, на которых был записан Коран в присутствии Пророка (с.а.с.), но не знанием наизусть Корана как книги. Собирание лоскутов и их хранение объяснялось предосторожностью и огромным вниманием к заучиванию именно того, что передано от Посланника Аллаха (с.а.с.). Что же касается самого Корана, то большинство сподвижников полностью знали его наизусть.

Это касалось собирания Корана Абу Бакром. Теперь рассмотрим историю о том, как происходило собирание Корана Усманом. Во втором или третьем году правления Усмана (т.е. в 25 году хиджры) в Медину к Усману приехал Хузайфа ибн аль-Яман, который в то время, вместе с жителями Шама и Ирака, вел войны для завоевания Армении и Азербайджана. Хузайфу ужасно встревожило их расхождение в чтении Корана. Он нашел, что жители Шама читают Коран чтением Убайя ибн Каба, о чем не слышали жители Ирака, и нашел, что жители Ирака читают Коран чтением Абдуллаха ибн Масъуда, о чем не слышали жители Шама, и в результате обвиняют друг друга в куфре. Он услышал, что двое разошлись в чтении аята из суры «Бакара». Один читал: « وَأَتِمُّواْ الْحَجَّ وَالْعُمْرَةَ لِلّهِ », — а другой: « لِلْبَيْتِ وَأَتِمُّواْ الْحَجَّ وَالْعُمْرَة َ ». Хузайфа увидев это, пришел в сильный гнев, так что у него покраснели глаза. От Хузайфы передается, что он сказал следующее: «Жители Куфы говорят, что Коран следует читать по чтению Ибн Масъуда, а жители Басры говорят, что по чтению Абу Мусы. Клянусь Аллахом, если прибуду к амиру аль-муминин, то обязательно скажу ему, чтобы он определил для Корана одно чтение» . Хузайфа отправился к Усману. Ибн Шихаб передает, что Анас ибн Малик передал ему следующее: «К Усману прибыл Хузайфа ибн аль-Яман, который в то время, вместе с жителями Шама и Ирака, вел войны для завоевания Армении и Азербайджана. Хузайфу ужасно встревожило их расхождение в чтении Корана, и он сказал Усману: «О амир аль-муминин, эту умму, до того как она разошлась в Книге, постигло расхождение подобное расхождению евреев и христиан». Усман послал людей к Хафсе с просьбой, чтобы она передала листы, с которых будет переписан Коран в виде книг, после чего листы будут возвращены ей. Хафса передала их Усману, который приказал Зайду ибн ас-Сабиту, Абдуллаху ибн аз-Зубайру, Саиду ибн аль-Асу и Абдуррахману ибн аль-Харису ибн Хишаму, чтобы они переписали с них Коран в виде книг. Усман сказал трем курайшитам из них: «Если вы станете разногласить с Зайдом ибн ас-Сабитом в чем-то из Корана, то пишите согласно языку Курайша. Ведь он был ниспослан на их языке». И они поступили так, как велел им Усман. Когда они переписали из листов Коран в виде книг, Усман вернул листы Хафсе, и в каждую сторону государства отправил по одному переписанному Корану, приказав сжечь все остальные листы Корана» . Число переписанных копий Корана было семь. Они были написаны для Мекки, Шама, Йемена, Бахрейна, Басры, Куфы, и одну копию оставили в Медине.

Таким образом, то, что сделал Усман, не было собиранием Корана, а было точным переписыванием Корана таким, каким он передался от Посланника Аллаха (с.а.с.). Он всего лишь сделал семь копий с оригинала, который хранился у Хафсы, матери верующих, и объединил всех людей на этой одной Книге. Так Коран остался в этой форме, в которой он был написан на листах в присутствии Пророка (с.а.с.). И эта копия полностью соответствует именно тому оригиналу, который был собран Абу Бакром. Затем мусульмане стали переписывать Коран исключительно с этих копий и только. А впоследствии, когда появились типографии, Коран стал печататься с этой копии по той же форме.

Разница в собирании Корана между Абу Бакром и Усманом состояла в том, что Абу Бакр собрал Коран из-за опасения того, что его часть может быть утрачена с гибелью знающих его наизусть людей. Ибо хотя Коран и был записанным на листах, тем не менее, он не был собранным в одном месте в виде одной книги, и поэтому он собрал его листы. Причиной же собирания Корана Усманом явилось различие в манерах чтения Корана, когда люди стали читать его на просторном арабском языке, что привело к тому, что одни обвиняли других в ошибочности чтения Корана. Опасаясь того, что дело может осложниться, Усман переписал те листы в одну книгу. Таким образом, Коран, который мы имеем сегодня — это то же самое, что было ниспослано Посланнику Аллаха (с.а.с.), и то же самое, что было записано на листах при Пророке (с.а.с.), и то же самое, что собрал Абу Бакр, когда собрал все листы в одном месте, и то же самое, с чего Усман переписал семь копий, приказав сжечь все остальное. Это тот же самый Благородный Коран, в отношении порядка аятов по отношению друг другу и порядка в сурах, а также в форме написания. Что же касается оригинала, который был продиктован Посланником Аллаха (с.а.с.) от Божественного Откровения, и страницы которого были собраны, а затем из них переписали копии, то этот оригинал остался на хранении у Хафсы, матери верующих, до того времени, пока валием Медины не стал Марван, который и уничтожил его, ибо после того, как копии Корана распространились во всех местах, в нем уже не было надобности. От Ибн Шихаба передается, что Салим ибн Абдуллах ибн Умар сказал: «Марван отправлял людей к Хафсе, имеется в виду то время, когда он был амиром Медины со стороны Муавии, спрашивая у нее листы, с которых был написан Коран, но Хафса отказывалась отдавать их ему». Салим сказал: «Когда Хафса умерла, и мы вернулись с ее похорон, Марван с решимостью послал к Абдуллаху ибн Умару с тем, чтобы он немедленно передал ему листы. Абдуллах ибн Умар отправил их, и Марван приказал уничтожить их, и они были уничтожены». При этом Марван сказал: «Я сделал это из-за того, что уже прошло много времени, и я опасался, что кто-то станет сомневаться в этих листах» .