بِسۡمِ ٱ للَّهِ ٱ لرَّحۡمَٰنِ ٱ لرَّحِيمِ

يَٰٓأَيُّهَا ٱ لَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ إِذَا تَدَايَنتُم بِدَيۡنٍ إِلَىٰٓ أَجَلٖ مُّسَمّٗى فَ ٱ كۡتُبُوهُۚ وَلۡيَكۡتُب بَّيۡنَكُمۡ كَاتِبُۢ بِ ٱ لۡعَدۡلِۚ وَلَا يَأۡبَ كَاتِبٌ أَن يَكۡتُبَ كَمَا عَلَّمَهُ ٱ للَّهُۚ فَلۡيَكۡتُبۡ وَلۡيُمۡلِلِ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ وَلۡيَتَّقِ ٱ للَّهَ رَبَّهُ ۥ وَلَا يَبۡخَسۡ مِنۡهُ شَيۡ‍ٔٗاۚ فَإِن كَانَ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ سَفِيهًا أَوۡ ضَعِيفًا أَوۡ لَا يَسۡتَطِيعُ أَن يُمِلَّ هُوَ فَلۡيُمۡلِلۡ وَلِيُّهُ ۥ بِ ٱ لۡعَدۡلِۚ وَ ٱ سۡتَشۡهِدُواْ شَهِيدَيۡنِ مِن رِّجَالِكُمۡۖ فَإِن لّ َمۡ يَكُونَا رَجُلَيۡنِ فَرَجُلٞ وَ ٱ مۡرَأَتَانِ مِمَّن تَرۡضَوۡنَ مِنَ ٱ لشُّهَدَآءِ أَن تَضِلَّ إِحۡدَىٰهُمَا فَتُذَكِّرَ إِحۡدَىٰهُمَا ٱ لۡأُخۡرَىٰۚ وَلَا يَأۡبَ ٱ لشُّهَدَآءُ إِذَا مَا دُعُواْۚ وَلَا تَسۡ‍َٔمُوٓاْ أَن تَكۡتُبُوهُ صَغِيرًا أَوۡ كَبِيرًا إِلَىٰٓ أَجَلِهِ ۦۚ ذَٰلِكُمۡ أَقۡسَطُ عِندَ ٱ للَّهِ وَأَقۡوَمُ لِلشَّهَٰدَةِ وَأَدۡنَىٰٓ أَلَّا تَرۡتَابُوٓاْ إِلَّآ أَن تَكُونَ تِجَٰرَةً حَاضِرَةٗ تُدِيرُونَهَا بَيۡنَكُمۡ فَلَيۡسَ عَلَيۡكُمۡ جُنَاحٌ أَلَّا تَكۡتُبُوهَاۗ وَأَشۡهِدُوٓاْ إِذَا تَبَايَعۡت ُمۡۚ وَلَا يُضَآرَّ كَاتِبٞ وَلَا شَهِيدٞۚ وَإِن تَفۡعَلُواْ فَإِنَّهُ ۥ فُسُوقُۢ بِكُمۡۗ وَ ٱ تَّقُواْ ٱ للَّهَۖ وَيُعَلِّمُكُمُ ٱ للَّهُۗ وَ ٱ للَّهُ بِكُلِّ شَيۡءٍ عَلِيمٞ ٢٨٢

«О те, которые уверовали! Если вы заключаете договор о долге на определённый срок, то записывайте его, и пусть писарь записывает его справедливо. Писарь не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах. Пусть он пишет, и пусть берущий взаймы диктует и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него. А если берущий взаймы является тем, кто ведёт себя безрассудно, немощен или не способен диктовать самостоятельно, пусть его доверенное лицо диктует по справедливости. В качестве свидетелей призовите двух мужчин из вашего числа. Если они не будут мужчинами, то одного мужчину и двух женщин, которых вы согласны признать свидетелями, и если одна из них ошибётся, то другая напомнит ей. Свидетели не должны отказываться, если их приглашают. Не тяготитесь записать договор, будь он большим или малым, вплоть до указания его срока. Так будет справедливее перед Аллахом, убедительнее для свидетельства и лучше для избежа ния сомнений. Но если вы заключаете наличную сделку и расплачиваетесь друг с другом на месте, то на вас не будет греха, если вы не запишите её. Но призывайте свидетелей, если вы заключаете торговый договор, и не причиняйте вреда писарю и свидетелю. Если же вы поступите так, то совершите грех. Бойтесь Аллаха   — Аллах обучает вас. Аллах ведает о всякой вещи» (2:282).

 

В книге учёного науки усуль аль-фикх (основы фикха), амира Хизб ут-Тахрир Аты ибн Халиля Абу ар-Рашты (да сохранит его Аллах) «Ат-Тайси́р фи усу́ль ат-тафси́р» («Облегчение в основах тафсира») приводится:

 

После того, как Аллах упомянул аяты:

      о расходовании на пути Аллаха;

      о запрете сопровождать своё расходование попрёками и обидами;

      о том, что расходование должно быть из благого, а не из скверного имущества;

      об искренности в расходовании ночью и днём, тайно и явно;

      о риба (ростовщичестве), о степени греховности этого явления. О том, что тот, кто давал в долг под надбавку, может взять назад лишь первоначальный капитал, и впредь они не должны посредством риба притеснять друг друга, и их не будут притеснять посредством невозвращения им их первоначального капитала или затягивания его возвращения;

      о необходимости дать отсрочку должнику, либо совершить садака в отношении него, т.е. простить ему весь или часть долга.

После всего этого Аллах затрагивает хукмы, связанные с долгом в обычное время и во время путешествия:

Аллах приказал верующим записывать долги в присутствии двух свидетелей из числа мужчин или одного мужчины и двух женщин. Это будет проявлением их подчинения Аллаху и сохранением их долгов. Аллах побуждает записывать любой долг, не важно, большой он или маленький. Если же купля-продажа происходит за наличный расчёт, то нет необходимости в фиксации.

Аллах запретил преследовать свидетелей и тех, кто записывал долг, т.е. запретил оказывать на них давление и принуждать изменить свои свидетельства. Он приказал подчиняться Шариату в этом вопросе, напомнив им, что Аллах знает скрытое и явное:

وَ ٱ للَّهُ بِكُلِّ شَيۡءٍ عَلِيمٞ

«Аллах ведает о всякой вещи»,

يَٰٓأَيُّهَا ٱ لَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ

«О те, которые уверовали!»,   — здесь идёт обращение к верующим.

إِذَا تَدَايَنتُم بِدَيۡنٍ إِلَىٰٓ أَجَلٖ مُّسَمّٗى

«Если вы заключаете договор о долге на определённый срок»,   — т.е. если вы договариваетесь о долге.

Слово « اَلدَّيْنُ » (долг) означает любую торговую сделку, где одна из вещей (товар или деньги) присутствует, а другая отсутствует. Это значение так же применяется к слову « اَلْقَرْضُ » (долг), например, человек дал вам деньги, чтобы затем вы вернули их ему. Подобное так же относится и к слову « اَلدَّيْنُ ». Каждая купля-продажа, где товар передан покупателю, а оплата происходит позже или, наоборот, называется дайном   — « اَلدَّيْنُ ». Например, сделка «Ас-Салям».

Выражение « بِدَيْنٍ » ( о долге ) упомянуто как усиление фразы « إِذَا تَدَايَنتُم » ( если вы заключаете договор ). Также здесь присутствует дополнительная польза в виде выражения « فَٱكۡتُبُوهُ » ( то записывайте его ), поскольку в нём содержится местоимение « هُ », возвращающееся к слову « بِدَيْنٍ » ( о долге ). Если бы не было этого возвращения к слову « بِدَيْنٍ » ( о долге ), тогда после условного предложения « إِذَا تَدَايَنتُم » ( если вы заключаете договор ) пришлось бы использовать ответ « فَاكْتُبُواالدَّيْنَ » (то записывайте этот долг), а это уже влияло бы на красоту арабской речи, поскольку та формулировка, которая использована в аяте, указывает на красоту и высокопарность речи, которую могут заметить и оценить лишь знатоки языка.

إِلَىٰٓ أَجَلٖ مُّسَمّٗى

«на определённый срок»,   — т.е. понятный, известный временной отрезок.

Приводит Бухари:

عَنِ ابْنِ عَبَّاسٍ أَنَّهُ قَالَ أَشْهَدُ أَنَّ السَّلَفَ الْمَضْمُونَ إلَى أَجَلٍ مُسَمًّى أَنَّ اللَّهَ تَعَالَى أَحَلَّهُ اللَّهُ وَأَذِنَ فِيهِ ثُمَّ قَرَأَ هَذِهِ الْآيَةَ

«Ибн Аббас сказал: «Я свидетельствую, что сделка «Ас-Саляф», в которой обговорён определённый срок, была дозволена Аллахом». Затем он зачитал этот аят» (так же хадис передали Муслим, ан-Насаи и Ибн Маджа).

Приводит Ибн Джарир, что Ибн Аббас касательно аята «О те, которые уверовали! Если вы заключаете договор о долге» сказал следующее: «Данный аят был ниспослан касательно сделки «Ас-Салям», где известна мера и обговорён определённый срок».

Этот аят хоть и был ниспослан относительно сделки «Ас-Салям», однако это обстоятельство не мешает применять его в отношении любой сделки, где имеет место долг. Причина в том, что слово « اَلدَّيْنُ » (долг) пришло в абсолютной форме (мутляк) без каких-либо ограничений (т.е. не мукайяд), за исключением определённого срока. Любой долг в сделке «Ас-Салям» или в других сделках Аллах приказывает записывать.

فَ ٱ كۡتُبُوهُ

«то записывайте его». Данный приказ означает таляб (требование). Касательно хукма самого записывания следует отметить, что среди учёных имеются разные мнения: кто-то считает это ваджибом, кто-то   — мандубом, третьи   — мубахом. Приказ в аяте несёт в себе значение руководства. Что касается тех, кто отнёс вопрос записывания долгового договора к мубаху, то они сказали, что здесь скорее всего преследуется сохранение мирского благополучия. Они имели в виду, что записать долг будет лучше для сохранения самого долга и предотвращения спорных моментов и конфликтов среди людей.

Следует помнить, что в основе приказ несёт значение требования (таляба), а карина (посыл) помогает определить то, какой хукм заложен в самом приказе, т.е. несёт ли он в себе хукм ваджиба, мандуба или мубаха. При рассмотрении данного аята становится очевидным следующее:

а) Отсутствует карина, которая указывала бы на категоричное требование (ат-таляб аль-джазим) наказать человека за отсутствие записи долга. Следовательно, записать долговой договор не является ваджибом.

б) Имеются карины, указывающие на предпочтительность записи:

وَلَا يَأۡبَ كَاتِبٌ أَن يَكۡتُبَ كَمَا عَلَّمَهُ ٱ للَّهُ

«Писарь не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах»,

فَلۡيَكۡتُبۡ وَلۡيُمۡلِلِ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ وَلۡيَتَّقِ ٱ للَّهَ رَبَّهُ ۥ وَلَا يَبۡخَسۡ مِنۡهُ شَيۡ‍ٔٗا

«Пусть он пишет, и пусть берущий взаймы диктует и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него»,

وَلَا تَسۡ‍َٔمُوٓاْ أَن تَكۡتُبُوهُ صَغِيرًا أَوۡ كَبِيرًا

«Не тяготитесь записать договор, будь он большим или малым»,

ذَٰلِكُمۡ أَقۡسَطُ عِندَ ٱ للَّهِ وَأَقۡوَمُ لِلشَّهَٰدَةِ وَأَدۡنَىٰٓ أَلَّا تَرۡتَابُوٓاْ

«Так будет справедливее перед Аллахом, убедительнее для свидетельства и лучше для избежания сомнений». Всё это указывает на то, что записать долговой договор будет лучше, нежели оставить его на словах.

Но некоторые из этих карин отдают предпочтение мирскому благополучию, как, например:

وَأَقۡوَمُ لِلشَّهَٰدَةِ وَأَدۡنَىٰٓ أَلَّا تَرۡتَابُوٓاْ

«убедительнее для свидетельства и лучше для избежания сомнений». Это позволяет предотвратить конфликты, а также это лучше, поскольку подтверждает слова свидетелей и облегчает им их положение в случае, когда возникают споры.

Если бы этим всё ограничилось, тогда можно было бы говорить, что хукм данного дела   — мубах, который несёт в себе руководство. Однако некоторые из упомянутых карин также заявляют о награде за запись, фиксацию, т.е. указывают на хукм мундуба:

ذَٰلِكُمۡ أَقۡسَطُ عِندَ ٱ للَّهِ

«Так будет справедливее перед Аллахом».

Так приведённые карины указывают на то, что приказ записать долговой договор несёт в себе хукм мандуба. Следовательно, смысл аята будет следующим: « Будет мандубом для верующих записать долговой договор, в котором обговорена отсрочка на определённый срок ».

Что касается отсроченного долга на неопределённое время, то его записать будет мубахом, поскольку на это есть две причины:

1) Аят ограничил записью только тот долг, в котором имеет место договор о погашении долга в течение определённого срока. «Определённый срок» является разъяснительным описанием (васфом муфхимом), из которого вытекает понимание: приказано записать долг таким образом, как описано в аяте, при этом приказ не касается долга, у которого нет определённого срока возврата.

2) В следующем аяте Аллах говорит:

فَإِنۡ أَمِنَ بَعۡضُكُم بَعۡضٗا فَلۡيُؤَدِّ ٱ لَّذِي ٱ ؤۡتُمِنَ أَمَٰنَتَهُ

«Но если один из вас доверяет другому, то пусть тот, кому доверено, вернёт доверенное ему» (2:283),   — т.е. в случае, когда заимодавец и должник доверяют друг другу, будет мубахом записать долговой договор. Другими словами, можно записать, а можно и не записывать подобный договор.

Следовательно, тот, кто взаимодействует с долговым договором, в котором нет крайнего срока для выплаты, т.е. когда заимодавец говорит должнику: «Выплатишь долг, когда захочешь»,   — будет подпадать под слова Всевышнего:

فَإِنۡ أَمِنَ بَعۡضُكُم بَعۡضٗا

«Но если один из вас доверяет другому...».

Причина этого заключается в том, что если бы заимодавец не доверял должнику, то не сказал бы ему: «Выплатишь долг, когда захочешь».

Таким образом, аят разъяснил:

      будет мандубом записать долговой договор, в котором обговорён срок возврата;

      будет мубахом записать или не записывать долговой договор, в котором заимодавец и должник доверяют друг другу.

К последнему пункту относятся те долговые договоры, в которых не обговорён срок возврата, поскольку имеет место доверие между сторонами.

Аят не разъясняет хукм установки срока по оплате долга, поскольку определение срока зависит от обстоятельств, связанных с тем или иным видом долга. Для этого изучаются тексты, связанные с этими обстоятельствами. Например, при заключении сделки «Ас-Салям» необходимо установить ограничение по времени, поскольку это является условием правильности сделки. Ограничение по времени должно быть известным, чтобы упразднить неясность. Например, после оплаты говорится: «Передача товара (например, пшеницы) произойдёт в такой-то день». Установка срока позволяет упразднить неясность, ведь на это указывает хадис Ибн Аббаса:

أَنَّ رَسُولَ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَدِمَ الْمَدِينَةَ وَهُمْ يَسْتَلِفُونَ فِي الثِّمَارِ السَّنَتَيْنِ وَالثَلَاثَ فَقَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مَنْ أَسْلَفَ فَلْيُسْلِفْ فِي كَيْلٍ مَعْلُومٍ وَوَزْنٍ مَعْلُومٍ إِلَى أَجَلٍ مَعْلُومٍ

«Когда Посланник Аллаха (с.а.с.) прибыл в Медину, среди людей было принято за плоды расплачиваться за два или три года вперёд, на что он (с.а.с.) сказал: «Пусть тот, кто станет платить за финики заранее, платит за известную меру, известный вес и определит заранее срок» (Бухари). Таким образом, Посланник (с.а.с.) сделал условием определение срока оплаты долга в сделке «Ас-Салям».

Далее Аллах говорит:

وَلۡيَكۡتُب بَّيۡنَكُمۡ كَاتِبُۢ بِ ٱ لۡعَدۡلِ

«и пусть писарь записывает его справедливо». Здесь предлог « بِ » либо относится к « وَلۡيَكۡتُب » ( и пусть записывает ), либо к « كَاتِبُۢ » ( писарь ). Следовательно:

а) Если предлог связан с выражением « وَلۡيَكۡتُب » ( и пусть записывает ), тогда предложение звучало бы так: « وَلْيَكْتُب بِالْعَدْلِ بَّيْنَكُمْ كَاتِبٌ » (пусть писарь записывает его справедливо). Это значит, что сама запись должна быть правдивой, даже если писарь не считается справедливым, т.е. он не является мусульманином, но при этом он хороший, беспристрастный, доверенный писарь. Поэтому в случае, когда запись является мандубом, то она может быть сделана руками писаря-немусульманина.

б) Если же предлог связан со словом « كَاتِبُۢ » ( писарь ), то смысл будет следующим: «Пусть справедливый писарь записывает его». Это значит, что записать долговой договор может только мусульманин, который не совершает грехи открыто, который боится Аллаха при ведении записей, который понимает, что записывает, и делает это хорошо.

На мой взгляд, более правильным будет второе мнение, поскольку на это указывает карина, упоминаемая далее:

وَلَا يَأۡبَ كَاتِبٌ أَن يَكۡتُبَ كَمَا عَلَّمَهُ ٱ للَّهُ

«Писарь не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах». Только мусульманин не отказывается записывать, поскольку он понимает, что знание письма   — это оказанная ему милость Аллаха.

Отсюда значение аята будет следующим: « Писарь, обладающий качеством справедливости, пусть запишет долговой договор между вами, т.е. тот мусульманин, который не совершает открыто грехи, понимает, что пишет, заслуживающий доверия, сделает это ».

Касательно упоминания предлога « بَّيْنَكُمْ » ( между вами ) в аяте, то данная часть речи указывает на то, что писарь выбирается обеими договаривающими сторонами. Он не должен быть связан с только лишь одной стороной, не должен быть предвзятым к какой-либо из сторон и не должен быть одной из договаривающихся сторон. Одним словом, это третье, нейтральное лицо.

وَلَا يَأۡبَ كَاتِبٌ أَن يَكۡتُبَ كَمَا عَلَّمَهُ ٱ للَّهُ

«Писарь не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах». Он не отвергает просьбу записать долговой договор. В данном случае «отказываться писать» значит совершить макрух, поскольку запрет на отказ писать договор не сопровождается категоричной кариной, а значит, запрет носит некатегоричный (не джазим) характер, т.е. несёт в себе хукм макрух.

كَمَا عَلَّمَهُ اللَّهُ

«так, как его научил Аллах»,   — т.е. писарь не отвергает просьбу записать долговой договор, поскольку осознаёт, что знание письма   — это милость Аллаха по отношению к нему. Следовательно, он понимает, что нужно помогать другим в знак благодарности Аллаху за оказанную милость. Ранее мы уже говорили, что слова «писарь не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах» служат кариной тому, что писарь должен быть справедливым мусульманином, понимающим, в чём заключается суть Божественного дара, а именно   — знание письма. Поэтому заимодавец и должник должны выбрать писаря справедливого, который запишет заключённый между ними долговой договор.

فَلۡيَكۡتُبۡ

«Пусть он пишет». Здесь присутствует веление записать, и он несёт в себе хукм мандуба, поскольку на это указывают слова:

أَن يَكۡتُبَ كَمَا عَلَّمَهُ ٱ للَّهُ

«записать его так, как его научил Аллах»,   — т.е. совершить запись на основе знаний письма после того, как он не знал его (письмо). Так пусть человек сделает добро другим посредством записывания их договора, если у них существует нужда в его помощи.

وَلۡيُمۡلِلِ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ

«и пусть берущий взаймы диктует». Данный приказ так же указывает на хукм мандуба, поскольку построен на предыдущем решении.

После слов:

فَلۡيَكۡتُبۡ وَلۡيُمۡلِلِ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ

«Пусть он пишет, и пусть берущий взаймы диктует»,   — упоминается богобоязненность, что в очередной раз подчёркивает хукм мандуба:

وَلۡيَتَّقِ ٱ للَّهَ رَبَّهُ ۥ وَلَا يَبۡخَسۡ مِنۡهُ شَيۡ‍ٔٗا

«и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него».

وَلۡيُمۡلِلِ

«пусть диктует»,   — писарю то, что нужно записать.

ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ

«берущий взаймы». Поскольку именно должник говорит писарю о своём долге, ведь признание долга должником весомее, нежели утверждение заимодавца о том, что некий человек ему должен. А значит, писарю диктует должник, а не заимодавец.

وَلۡيَتَّقِ ٱ للَّهَ رَبَّهُ

«и страшится Аллаха, своего Господа». Здесь напоминание должнику о богобоязненности   — это побуждение быть правдивым в своих словах.

وَلَا يَبۡخَسۡ مِنۡهُ شَيۡ‍ٔٗا

«и ничего не убавляет из него»,   — т.е. должник не должен отрицать ничего из правды. Упоминание слова « شَيْئًا » указывает на то, что запрещено устранять даже малую часть правды.

فَإِن كَانَ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ سَفِيهًا

«А если берущий взаймы является тем, кто ведёт себя безрассудно»,   — т.е. если должник безрассуден и порочен на язык и если дать ему право диктовать, то он обязательно продиктует плохие вещи. Арабы говорят: « سَافَهَهُ »,   — что значит «поносить его». Также говорят: « سَفِيهٌ لَمْ يَجِدْ مُسَافِهًا » (безрассудный не в состоянии найти себе последователя). Безрассудный   — это ещё тот, кто порочен на язык.

أَوۡ ضَعِيفًا

«немощен»,   — т.е. слаб в построении мысли, он не способен выстроить порядок в вещах или последовательно выстроить речь, поэтому если на его усмотрение оставить составление долговой записи, то он обязательно исказит смысл.

أَوۡ لَا يَسۡتَطِيعُ أَن يُمِلَّ هُوَ

«или не способен диктовать самостоятельно»,   — т.е. он не способен ясно сформулировать речь из-за заикания или немоты, как об этом приводится от Ибн Аббаса.

Ранее мы говорили, что отдаём предпочтение этому мнению, поскольку аят гласит:

а) Категориям «безрассудный, немощный, не способный диктовать», которым запрещено диктовать, не запрещается заключать долговые договоры, ведь аят начинается со слов:

يَٰٓأَيُّهَا ٱ لَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ إِذَا تَدَايَنتُم بِدَيۡنٍ

«О те, которые уверовали! Если вы заключаете договор о долге»,   — а это указывает на то, что данным категориям дозволено по Шариату заключать подобные договоры. Следовательно, неправильно будет говорить, что в аяте «тем, кто ведёт себя безрассудно, немощен или не способен диктовать самостоятельно» речь идёт о сумасшедших, умалишённых, несовершеннолетних и им подобных, у которых долговые договоры не засчитываются в основе.

б) Комментировать аят так, что эти категории могут отсутствовать при составлении долгового договора, будет неприемлемо (марджух), поскольку аят отдаёт предпочтение присутствию должника, даже если тот не способен диктовать договор:

وَلۡيُمۡلِلِ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ وَلۡيَتَّقِ ٱ للَّهَ رَبَّهُ ۥ وَلَا يَبۡخَسۡ مِنۡهُ شَيۡ‍ٔٗاۚ فَإِن كَانَ ٱ لَّذِي عَلَيۡهِ ٱ لۡحَقُّ سَفِيهًا أَوۡ ضَعِيفًا أَوۡ لَا يَسۡتَطِيعُ أَن يُمِلَّ هُوَ فَلۡيُمۡلِلۡ وَلِيُّهُ ۥ بِ ٱ لۡعَدۡلِ

«и пусть берущий взаймы диктует и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него. А если берущий взаймы является тем, кто ведёт себя безрассудно, немощен или не способен диктовать самостоятельно, пусть его доверенное лицо диктует по справедливости».

в) Неправильно трактовать, что три или две категории вышеупомянутых людей приходят в одном значении, поскольку сам аят указывает на то, что это три разных категории людей и что одна непохожа на другую:

سَفِيهًا أَوۡ ضَعِيفًا أَوۡ لَا يَسۡتَطِيعُ أَن يُمِلَّ هُوَ

      «тем, кто ведёт себя безрассудно»

      «немощен»

      «не способен диктовать самостоятельно».

г) Для трактовки должна быть основа в арабском языке.

Беря во внимание всё вышесказанное, я считаю, что мнение, которому я отдаю предпочтение, более правильное. Поэтому эти три категории людей не могут диктовать писарю, вместо них это должен сделать их опекун (вали).

Следовательно, на опекуна ложится обязанность диктовать писарю только правду, он не должен прибавлять, убавлять или изменять что-либо. Только правдивость даёт ему право находиться на месте должника.

فَلۡيُمۡلِلۡ وَلِيُّهُ ۥ بِ ٱ لۡعَدۡلِ

«пусть его доверенное лицо диктует по справедливости». Здесь местоимение « هُ » возвращается на должника, а это значит, что под опекуном подразумевается опекун должника. А выражение «по справедливости» возвращается к диктовке записи. Согласно Шариату, в качестве опекуна может выступать отец, сын, брат или назначенный человек. После того, как определяется опекун, на него возлагается обязанность диктовать информацию писарю по справедливости, т.е. как оно есть на самом деле.

وَ ٱ سۡتَشۡهِدُواْ شَهِيدَيۡنِ مِن رِّجَالِكُمۡۖ فَإِن لّ َمۡ يَكُونَا رَجُلَيۡنِ فَرَجُلٞ وَ ٱ مۡرَأَتَانِ مِمَّن تَرۡضَوۡنَ مِنَ ٱ لشُّهَدَآءِ أَن تَضِلَّ إِحۡدَىٰهُمَا فَتُذَكِّرَ إِحۡدَىٰهُمَا ٱ لۡأُخۡرَىٰ

«В качестве свидетелей призовите двух мужчин из вашего числа. Если они не будут мужчинами, то одного мужчину и двух женщин, которых вы согласны признать свидетелями, и если одна из них ошибётся, то другая напомнит ей». Здесь Аллах разъясняет, что двое мужчин или один мужчина и две женщины могут выступать в качестве свидетелей при составлении долгового договора. Также разъясняется, почему именно две женщины: если одна из женщин забудет что-то, то другая напомнит ей.

Свидетели должны быть справедливыми, поскольку на это указывают слова:

مِن رِّجَالِكُمۡ

«мужчин из вашего числа»,

مِمَّن تَرۡضَوۡنَ مِنَ ٱ لشُّهَدَآءِ

«которых вы согласны признать свидетелями»,   — т.е. чтобы свидетели были из числа тех, кем довольны верующие. Причина этого заключается в том, что с самого начала обращение было адресовано мусульманам. Следовательно, свидетели должны быть справедливыми мусульманами. Другими словами, Ислам, а не греховность должны проявляться в их действиях. Только тогда их свидетельство будет принято.

Далее Аллах говорит:

فَرَجُلٞ وَ ٱ مۡرَأَتَانِ

«то одного мужчину и двух женщин». Здесь слово « رَجُلٌ » (мужчина) приходит в качестве мубтады (сказуемого именного предложения), а слово « امْرَأَتَانِ » (две женщины)   — в качестве маатуфа аляйхи (то, что присоединили). Что касается хабара (подлежащего именного предложения), то ввиду его очевидности он не упомянут: они заменят мужчин. Смысл же в аяте будет следующий: если двое свидетелей не будут мужчинами, тогда вместо них   — один мужчина и две женщины . Также это говорит о том, что свидетельство двух женщин и одного мужчины принимается независимо от того, присутствуют ли другие мужчины в этот момент или отсутствуют. Следовательно, если человек не сможет найти двух мужчин, то он может обратиться к одному мужчине и двум женщинам. Человек может прибегнуть к любому из двух вариантов. Нет такого, что допускается прибегнуть к свидетельству одного мужчины и двух женщине только в том случае, если нет других мужчин. Ведь если бы дело обстояло именно таким образом, тогда в аяте глагол « كَانَ » был бы полным глаголом (тамм), т.е. в значении « وُجِدَ », и звучал бы он так: « فَإِن لَّمْ يَكُنْ رَجُلَانِ فَرَجُلٌ وَامْرَأَتَانِ » (Если не обнаружится двое мужчин, то одного мужчину и двух женщин). Однако аят звучит так:

فَإِن لّ َمۡ يَكُونَا رَجُلَيۡنِ

«Если они не будут мужчинами»,   — т.е. если человек не прибегнет к свидетельству двух мужчин, то он может призвать в свидетели одного мужчину и двух женщин.

Далее говорится:

أَن تَضِلَّ إِحۡدَىٰهُمَا فَتُذَكِّرَ إِحۡدَىٰهُمَا ٱ لۡأُخۡرَىٰ

«и если одна из них ошибётся, то другая напомнит ей»,   — т.е. свидетельство двух женщин заменяет одно полноценное свидетельство, ведь если одна забудет какую-то часть событий, то другая напомнит ей.

أَن تَضِلَّ

«ошибётся». Данное выражение приходит в положении мафъуль ли аджлихи (обстоятельство причины или цели).

Что касается использования несколько раз « إِحۡدَىٰهُمَا » вместо того, чтобы сказать « أَن تَضِلَّ إِحْدَاهُمَا فَتُذَكِّرَ الْأُخْرَىٰ », то это связано с тем, чтобы предотвратить неправильное понимание. Ведь человек может подумать, что такой-то женщине свойственно ошибаться, поэтому задача другой, которая не ошибается, исправить её. На самом деле речь идёт о том, что если кто-то из двух женщин ошибётся, то другая её поправит.

Ошибка в свидетельстве ( اَلضَّلَالُ عَنِ الشَّهَادَةِ )   — это забыть какую-то его часть, в результате чего человек оказывается в замешательстве между правдой и ложью. Стоит отметить, что положение, когда человек полностью забыл то, чему был свидетелем, не называется ошибкой.

Также необходимо упомянуть, что, в финансовых операциях Аллах принимает свидетельство женщин только тогда, когда вместо одного мужчины свидетельствуют две женщины, поскольку в аяте говорится:

فَإِن لّ َمۡ يَكُونَا رَجُلَيۡنِ فَرَجُلٞ وَ ٱ مۡرَأَتَانِ مِمَّن تَرۡضَوۡنَ مِنَ ٱ لشُّهَدَآءِ أَن تَضِلَّ إِحۡدَىٰهُمَا فَتُذَكِّرَ إِحۡدَىٰهُمَا ٱ لۡأُخۡرَىٰ

«Если они не будут мужчинами, то одного мужчину и двух женщин, которых вы согласны признать свидетелями, и если одна из них ошибётся, то другая напомнит ей». Данный аят повествует, что вероятность того, что женщина забудет что-то из свидетельства, больше, чем это сделают мужчины. Возможно, это связано с тем, что если принять во внимание все происходящие финансовые операции, то участие женщин в них происходит в меньшей степени, нежели участие мужчин. Именно поэтому говорится, что две женщины дополняют друг друга в своём свидетельстве, если одна из них забудет какие-то моменты произошедшего или что-то прошли мимо неё. Это подобно тому, как если бы она не следила за финансовыми событиями в полной мере, но вместе со своей сестрой по вере она может заменить свидетельство одного мужчины, который в большей степени отслеживал эти события. Это связано с тем, что мужчины и женщины по своему участию в финансовых операциях отличаются друг от друга. А ведь свидетельские показания должны основываться на явном присутствии, где нет места неясности о произошедшем.

Тот факт, что свидетельство только одной или более женщин принимается в делах, где обычно присутствует женщина, таких как роды, кормление грудью и т.д., так же подтверждают сказанную выше точку зрения.

Далее говорится:

وَلَا يَأۡبَ ٱ لشُّهَدَآءُ إِذَا مَا دُعُواْ

«Свидетели не должны отказываться, если их приглашают»,   — т.е. если свидетелей призовут засвидетельствовать запись долгового договора, им необходимо откликнуться на это, а не отказывать. В данном случае отказ имеет хукм макруха, поскольку нет карины, указывающей на категоричность (джазм). Таким образом, является макрухом отказываться от того, чтобы засвидетельствовать о долговом договоре, когда призывают к этому.

وَلَا تَسۡ‍َٔمُوٓاْ أَن تَكۡتُبُوهُ صَغِيرًا أَوۡ كَبِيرًا

«Не тяготитесь записать договор, будь он большим или малым»,   — т.е. не выражайте досаду от записывания договора, какой бы ни была стоимость долга. В аяте побуждается к записи договора.

وَأَدۡنَىٰٓ أَلَّا تَرۡتَابُوٓاْ

«и лучше для избежания сомнений»,   — т.е. ближе к тому, чтобы избежать сомнений.

Далее слова:

ذَٰلِكُمۡ أَقۡسَطُ عِندَ ٱ للَّهِ وَأَقۡوَمُ لِلشَّهَٰدَةِ وَأَدۡنَىٰٓ أَلَّا تَرۡتَابُوٓاْ

«Так будет справедливее перед Аллахом, убедительнее для свидетельства и лучше для избежания сомнений»,   — являются кариной. Об этом мы упоминали ранее.

إِلَّآ أَن تَكُونَ تِجَٰرَةً حَاضِرَةٗ تُدِيرُونَهَا بَيۡنَكُمۡ فَلَيۡسَ عَلَيۡكُمۡ جُنَاحٌ أَلَّا تَكۡتُبُوهَا

«Но если вы заключаете наличную сделку и расплачиваетесь друг с другом на месте, то на вас не будет греха, если вы не запишите её». Здесь частица « إِلَّا » указывает на один из видов истисны под названием «мункати», которая даёт следующий смысл: « Однако если между вами заключается не долговая сделка, т.е. где вы расплачиваетесь на месте, то нет ничего страшного в том, что вы не запишите её, поскольку записать или не записать в данному случае будет мубах ».

وَأَشۡهِدُوٓاْ إِذَا تَبَايَعۡت ُمۡ

«Но призывайте свидетелей, если вы заключаете торговый договор»,   — смысл возвращается к словам «заключаете наличную сделку», а приказ в данном случае указывает на мубах, поскольку нет карин, указывающих на другой хукм, плюс это не относится к тем вещам, которые приближают к Аллаху. Быть свидетелем в таком договоре так же будет мубахом.

وَلَا يُضَآرَّ كَاتِبٞ وَلَا شَهِيدٞ

«и не причиняйте вреда писарю и свидетелю»,   — т.е. никому из них не должны причиняться страдания, будь то:

      принуждение в написании лжи;

      оказание давления на свидетельствование лжи,

      обременение их присутствием для написания или свидетельства таким образом, который им затруднителен, будь то со стороны финансов или иных трудностей.

С писарем и свидетелем должны обходиться наилучшим образом, оказывать им содействие. Будет харамом причинять вред писарю и свидетелям, поскольку на это указывает следующая карина:

وَإِن تَفۡعَلُواْ فَإِنَّهُ ۥ فُسُوقُۢ بِكُمۡ

«Если же вы поступите так, то совершите грех». Данные слова являются васфом муфхимом (разъяснительным описанием), который указывает на категоричный (джазим) запрет причинять вред, т.е. указывает на харам.

وَ ٱ تَّقُواْ ٱ للَّهَ

«Бойтесь Аллаха»,   — т.е. защитите себя от гнева Аллаха и Его наказания, страшитесь Его.

وَيُعَلِّمُكُمُ ٱ للَّهُ

«Аллах обучает вас»,   — т.е. обучает вас законам Шариата, поэтому строго соблюдайте их.

وَ ٱ للَّهُ بِكُلِّ شَيۡءٍ عَلِيمٞ

«Аллах ведает о всякой вещи». Отсюда понимается, что ничего не может быть скрыто от Аллаха, Он знает обо всём, что происходит, Он   — Тот, Кто воздаст вам в Судный день за всё, что вы делаете.

Неправильно будет сказать, что слово « ٱ للَّهُ » в следующем предложении повторяется:

وَ ٱ تَّقُواْ ٱ للَّهَۖ وَيُعَلِّمُكُمُ ٱ للَّهُۗ وَ ٱ للَّهُ بِكُلِّ شَيۡءٍ عَلِيمٞ

«Бойтесь Аллаха   — Аллах обучает вас. Аллах ведает о всякой вещи». Ведь здесь   — не простое повторение, ведь в обоих случаях, помимо возвеличивания Аллаха, слово « ٱ للَّهُ » имеет независимое значение. Аллах   — Тот, Кого стоит страшиться, Он   — Тот, Кто наделяет знаниями. Он даровал Своим рабам знания о свойствах в вещах и людях, о том, из чего они состоят, об их природных и интеллектуальных возможностях. Это позволило людям узнать то, чего они не знали. Ведь Аллах   — Тот, Кто наделяет знаниями Свои творения.

В конце 282 аята Аллах повествует о том, что извечное знание принадлежит только Ему Одному. Аллах охватывает Своим знанием каждую вещь, даже мельчайшую частицу, будь она на небесах или на земле, в любом случае она не может ускользнуть от Него.

Таким образом, повторение слово « ٱ للَّهُ » не является обычным повторением, а в каждом месте оно несёт самостоятельное значение, и в то же время оно связано с другими значениями таким образом, который поражает обладателей разума. Аллах   — Создатель небес и земли, Он   — Тот, Кто установил меру всякой вещи.